Стоп Котонавирус

Геннадий Александрович Белов

Старый город
(в сокращении)
Храм-комплекс Троицко-Казанский,
Свидетель тайного родства.
Молчит, лишившийся убранства,
Храня частицу Божества.
Он словно витязь после битвы,
Сумевший чудом уцелеть.
Его оружие – молитвы,
Без них греха не одолеть.
Поборник веры православной,
Каких немало на Руси,
Он наречен святыней главной
В родной, затопленной Веси…
Его таинственные взоры
К нам много лет обращены.
Пора убрать следы позора,
Без веры мы разобщены.
Чтоб возносясь над водной гладью,
Звон колокольный креп, мужал.
Переполняя благодатью
Сердца и души прихожан.
О прошлом скорбно памятуя,
Зовя к престолу, алтарю,
За Русь, великую, святую!
С мольбой к небесному царю.

Юбилейный творческий вечер.

Изданные сборники:  «О чем болит душа» 2013 г. / «Не россиянин я, а русский» 2011 г. / «Пусть память помнит и хранит» 2010 г. / «Я поэт позабытой деревни» 2008 г.
Интернет-ссылки:  – Блог Весьегонской центральной библиотеки им.Д.И.Шаховского “Настольная лампа”,

– Прямая связь сердец 12.05.2013 (Тверской Дайджест)
– презентация сборника стихотворений “О чем болит душа”
– видео-запись творческого вечера в г.Кашине в 2010 году.

Здесь юная Русь под защитой
И снова под княжеским стягом
К заветным истокам Руси.
Лесистой дорогой – сердягой,
Тропинкой, увязшей в грязи.
Скрипят, прогибаясь мосточки
Над чистым, журчащим ручьем.
Пестрят, улыбаясь. цветочки,
Им времени бег нипочем.
С дымком подгоревшая каша,
Какой же поход без костра!
Добавка воистину наша,
Но время торопит, пора!
Обычная лета картинка,
Прохладу сменила жара.
Иссохла трава – паутинка,
Висевшая грузно с утра.
Рюкзак режет лямками плечи,
Коротенький отдых – привал.
Отложим до вечера речи,
Костер, и родной “Перевал”.
Поход – это люди и встречи,
Предания в грустных тонах…
Вознесся совсем недалече
Во схиме игумен – монах…
Молитвенно сложены руки,
Прижатый к груди образок.
То символ ученья, науки,
Чей спрос несомненно высок.
Здесь юная Русь под защитой,
Здесь Сергий – святая святых!
Великая тайна сокрыта.
В молитвах, деяньях простых.
14.09. 2014

Письмо С А. Есенину
Шумит за окном непогодица,
Срывая с черемухи цвет.
Там ветер с дождем хороводятся,
“Закупорив” солнечный свет.
Прочитана “Русь уходящая”,
В рязанские кущи гляжу.
я в прошлое из настоящего
О главном ему напишу.
“Сергей Александрович, здравствуйте,
пишу вам спустя много лет.
мне нечем особо похвастаться,
Страны, что воспели вы, нет.
Признали учение Ленина,
Ошибкою в семьдесят лет,
Но помнят Сергея Есенина,
Стихи, кучерявый портрет.
Вас знают не только в Рязанщине,
Твери и других уголках,
Любим в Вологодчине. Брянщине
За силу и нежность в строках.
За то, что писал хулиганисто,
Любил деревенскую Русь.
Такой уже вряд ли появится,
И это наводит на грусть.
Развенчана Русь деревенская:
Стеной борщевик за прудом.
Умолкла гармоника венская,
Пастух не играет кнутом.
Скучает земля – сиротиночка
По крепким мужицким рукам.
Быльем зарастает тропиночка
К ушедшим от нас старикам…”

Песня о земляках
В уютном, тихом городе, где сосны,
Где водные просторы широки,
Мы встретились и юные, и взрослые,
Я рад вам, дорогие земляки.
Быть может стали взрослыми по делу,
По жизни друг от друга далеки,
Но я могу сказать сегодня смело:
” Мы вместе, весьегонцы – земляки”.
Один пусть при наградах и по форме,
Другие может быть не столь крепки.
Как хочется, чтоб нынче стало нормой,
Родниться, весьегонцы – земляки.
Средь нас есть машинист, спортсмен, художник,
Ученый, работяга и моряк.
Всех разом перечислить невозможно,
Поэтому – я просто ваш земляк.
И если будешь занят трудным делом,
Или спешишь с оглядкой на бегу.
Остановись на миг на окрик смелый,
Чтоб пожелать здоровья земляку.
Неважно. кто он и какой округи,
С какой от Весьегонска стороны,
Пойми и поддержи его, как друга,
Ведь дружбою землячества сильны.

Я поэт позабытой деревни
Я поэт позабытой деревни,
Что жива в весьегонском лесу,
За рекой, на пригорке, на стерне,
Стережет тишину и красу.
И с любовью сюда приезжая,
Вспоминая былое, друзей,
Не хочу, чтоб деревня родная,
Превратилась в деревню – музей.
Пусть живут здесь мои люберяне,
Слышен тихий, родной говорок.
По утрам петухи горлопанят,
Над домами струится дымок.
И чтоб я иль мой брат, возвращаясь,
Повидав городских новостей,
Прошептал ей:” Старушка родная,
Я приехал. встречай же гостей!””.
…Ну а если случится такое,
Что вернуться сюда не смогу,
Пусть под утро мне снится родное,
Отчий дом и деревня в снегу…

Почти не изменилась…
Она почти ни чуть не изменилась,
Все та же скромность, статность, доброта.
Все сразу как – то разом полюбилось,
Да вот беда, со мной мои года.
Взрослеет дочь, уже совсем девица,
Легла на плечи русая коса
И ночью сказка ей уже не снится,
На маму смотрят мамины глаза.
Незримой нитью связаны – любовью,
Той самой, что умеет нить хранить.
” О, Боже правый.”, – я шепчу с любовью,
” Ты помоги им счастье сохранить!”

Начало сентября
На стыке осени и лета
Придуман этот день не зря.
Пусть каждый станется поэтом
Под звон начала сентября.
Под шум украшенный цветами
Идущей в школу детворы,
Мы все когда – то начинали
С осенней красочной поры.
Нет равнодушных, безразличных,
Всяк вспоминает про себя,
Как он с большим букетом личным
Входил в начало сентября.
И как потом мелькали годы
От сентября до сентября,
И как в любую непогоду
Встречал потомков букваря.
С утра сегодня в школу снова
Ведет детей или внучат,
И от волнения за новое,
Виски, как в первый раз стучат.
Зачем нужны Беслан, Норд – Осты,
Где кровь детей пролилась зря?
Кто сделал их, забыли просто
Свое начало букваря.

Зимы начало
Голубизна смешалась с синью,
Преобразила небеса.
И льется свет, такой обильный,
Лаская душу и глаза.
Вчера под вечер снег кружился,
Земли скрывая наготу,
А ночью вещий сон приснился
Босым по снегу я иду.
Иду, ступая осторожно,
Боясь помять гладь – покрывало.
А он искрится:”Можно, можно,
Шагай, встречай зимы начало!”.
Наутро, заглянув в окошко.
Застыл, как будто сам не свой.
Открыв калитку осторожно,
Ступил по глади ледяной.
Там синева с голубизною,
Украсив утренний рассвет,
Переливаясь новизною,
Зовет в безмолвный мир планет.

Не возвратились к гнездам аисты
Мы, словно птицы перелётные
Весной спешим к родным местам.
Туда, где детство мимолетное
Приходит с чистого листа.
Цветут черёмуха, смородина,
У староречины-реки.
Где затихает слово «родина» –
Век доживают старики.
Не возвратились к гнездам аисты,
Привыкли к радости людской.
Нам бы давно пора покаяться,
Уют оставив городской.
Развеять миф благополучия,
От фальши правду отделяя.
Понять, что Русь тогда могучая,
Когда роднит её земля.
Когда на поле рокот трактора,
А вслед ему кричать грачи.
Нет для Руси важнее фактора,
Чем хлебный запах из печи.
Изящной русской старомодницы,
Неизменившейся в веках.
Снискавшей славу всенародницы
За пыл да жар на угольках.
БЕЛОВ Г.А.
14.05.2014 г.

Старый город
(в сокращении)
Храм-комплекс Троицко-Казанский,
Свидетель тайного родства.
Молчит, лишившийся убранства,
Храня частицу Божества.
Он словно витязь после битвы,
Сумевший чудом уцелеть.
Его оружие – молитвы,
Без них греха не одолеть.
Поборник веры православной,
Каких немало на Руси,
Он наречен святыней главной
В родной, затопленной Веси…
Его таинственные взоры

К нам много лет обращены.

Пора убрать следы позора,
Без веры мы разобщены.
Чтоб возносясь над водной гладью,
Звон колокольный креп, мужал.
Переполняя благодатью
Сердца и души прихожан.
О прошлом скорбно памятуя,
Зовя к престолу, алтарю,
За Русь, великую, святую!
С мольбой к небесному царю.